Содержимое его iPod

Содержимое его iPod

   Чем популярнее становился iPod, тем чаще слышался вопрос, который задавали кандидатам в президенты, малопопулярным актерам, кавалерам на первом свидании, королеве Англии и кому угодно в белых наушниках: «Что у вас в iPod?». Все закрутилось в начале 2005 года: Элизабет Бумиллер написала в The New York Times статью, где критически разбирала ответ Джорджа Буша-младшего на этот самый вопрос. «В iPod Буша много традиционной кантри-музыки, — сообщала она. — Там есть Ван Моррисон — больше всего Буш любит его песню Brown Eyed Girl — и Джон Фогерти — у него, разумеется, Буш предпочитает Centerfield». По просьбе Бумиллер Джо Леви, редактор журнала Rolling Stone, прокомментировал пристрастия президента: «Интересно, что президенту нравятся те музыканты, которым не нравится он».
   «Дав iPod своему другу, тому, с кем вы впервые пошли на свидание, или незнакомцу, сидящему в соседнем кресле в самолете, вы позволяете читать себя как открытую книгу, — написал Стивен Леви в книге „Безупречная вещь“. — Им достаточно прокрутить список ваших песен с помощью колеса управления, и — с точки зрения музыки — вы полностью обнажены. Так можно понять не только какой вы — так можно понять, кто вы». Поэтому, когда мы как-то раз сидели с Джобсом в его гостиной и слушали музыку, я попросил дать мне взглянуть на его iPod. Он протянул тот, что слушал в 2004 году.
   Там, разумеется, были все шесть частей Bootleg series Дилана, включая те треки, которые Джобс полюбил еще в те времена, когда они с Возняком записывали их на катушечном магнитофоне за много лет до официального выхода сборников. Кроме того, там оказалось еще 15 альбомов Дилана, начиная с первого альбома Bob Dylan 1962 года, но только до Oh Mercy, который вышел в 1989 году. Джобс часто спорил с Энди Херцфельдом и другими, что последующие альбомы Дилана — а вернее, все, начиная с Blood on the Tracks 1975 года, — уступают его раннему творчеству. Единственное исключение он делал для песни Things Have Changed из альбома Wonder Boys 2000 года. Что странно, на iPod не было альбома Empire Burlesque 1985 года, который Херцфельд принес Джобсу в тот уикенд, когда его выгнали из Apple.
   Еще в iPod Джобса много места занимали записи The Beatles. Там были песни из семи альбомов: A Hard Day“s Night, Abbey Road, Help! Let it Be, Magical Mystery Tour, Meet the Beatles! и Sgt. Pepper Lonely Heart Club Band. Сольных альбомов там не оказалось. Затем следовало шесть альбомов The Rolling Stones: Emotional Rescue, Flashpoint, Jump Back, Some Girls, Sticky Finger и Tattoo You. Большинство альбомов Дилана и The Beatles присутствовали полностью. Но Джобс был верен своему убеждению, что альбомы можно и нужно разделять на составляющие, поэтому из большинства альбомов The Rolling Stones и других музыкантов осталось всего по три-четыре песни. Творчество его бывшей девушки Джоан Баэз было довольно полно представлено подборкой из четырех альбомов, включая две версии песни Love Is Just a Four-Letter Word.
   Отдельные песни отражали его сущность — дитя семидесятых с сердцем, оставшимся в шестидесятых. Там были Арета Франклин, Би Би Кинг, Бадди Холли, Баффало Спрингфилд, Дон Маклин, Донован, The Doors, Дженис Джоплин, Jefferson Airplane, Джими Хендрикс, Джонни Кэш, Джон Мелленкамп, Simon & Garfunkel и даже The Monkees (сингл I“m a Believer) и Sam the Sham (песня Wooly Bully). Всего четверть песен принадлежала современным музыкантам — таким, как 10,000 Maniacs, Алиша Киз, Black Eyed Peas, Coldplay, Dido, Green Day, Джон Майер (друг Джобса и всего Apple), Моби (аналогично), Боно и U2 (аналогично), Сил и The Talking Heads. Что касается классической музыки, там было несколько записей Баха (включая «Бранденбургские концерты») и три альбома Йо-Йо Ма.
   В мае 2003 года Джобс сказал Шерил Кроу, что скачал несколько треков Эминема и тот ему «все больше и больше нравится». Вскоре после этого Джеймс Винсент отвел его на концерт Эминема. Но рэпер так и не попал в плей-лист Джобса. После концерта он сказал Винсенту: «Даже не знаю…» Впоследствии Джобс говорил мне: «Я уважаю Эминема как музыканта, но я не хочу слушать его музыку: у меня с Эминемом, с его ценностями гораздо меньше общего, чем с Диланом». Плей-лист Джобса в 2004 году никак нельзя было назвать ультрамодным. Но всякому, кто родился в пятидесятые, понравился бы такой набор песен — это был саундтрек его жизни.
   За следующие семь лет музыкальные предпочтения Джобса не сильно изменились. Когда в марте 2011 года вышел iPad 2, он перенес туда любимую музыку. Как-то раз мы сидели в его гостиной, он просматривал песни на новом планшете и в порыве ностальгии ставил свои любимые композиции.
   Мы прошлись по обычному набору из Дилана и The Beatles, после чего Джобс впал в задумчивость и поставил григорианский хорал — Spiritus Domini, исполняемый монахами-бенедиктинцами. Следующие пару минут он пребывал в состоянии, близком к трансу.
   — Какая красота, — пробормотал он наконец и выбрал «Второй Бранденбургский концерт» Баха, а затем — фугу из «Хорошо темперированного клавира». Бах был его любимым классическим композитором. Особенно ему нравилось сравнивать две версии «Вариаций Гольдберга» в исполнении Гленна Гульда — первая была записана в 1955 году никому не известным 22-летним пианистом, а вторая — в 1981-м, за год до его смерти.
   — Словно ночь и день, — сказал Джобс, прослушав обе версии. — Первая — искристая, юная, сверкающая, исполненная с совершенно виртуозной скоростью. Вторая — гораздо более строгая и холодная. Чувствуешь, что за ней стоит необычайно глубокая душа, которой многое пришлось пережить. Это более глубокая и мудрая версия.
   В то время Джобс был в третьем по счету отпуске по состоянию здоровья. Я спросил, какая версия нравится ему больше.
   — Гульд больше любил вторую версию, — ответил он. — Мне раньше нравилась первая, более яркая. Теперь я его понимаю.
   Потом он неожиданно перешел к шестидесятым и поставил Catch the Wind Донована. Поймав мой недоуменный взгляд, он запротестовал:
   — По-моему, Донован сочинил много хорошего!
   Он включил Mellow Yellow и потом признал, что, возможно, это не лучший пример.
   — Когда мы были молоды, это звучало лучше.
   Я спросил, какая музыка нашего детства актуальна для него до сих пор. Джобс прокрутил плей-лист и выбрал песню 1969 года Uncle Johns Band группы The Grateful Dead. Подпевая, он покачивал головой: When life looks like Easy Street, there’s danger at your door[21] На мгновение мы оба перенеслись в то бурное время, когда мирные шестидесятые катились к своему неблагозвучному концу. Whoa, oh, what I want to know is, are you kind?[22]
   Потом он поставил Джони Митчелл.
   — Она отказалась от своего ребенка, — сказал он. — Это песня о ее дочке.
   Он выбрал Little Green, и мы стали слушать эту печальную песню. So you sign all the papers in the family name / You“re sad and you re sorry, but you“re not ashamed / Little Green, have a happy ending.[23] Я спросил, часто ли он думает о том, что его самого отдали на усыновление.
   — Нет, — ответил он. — Не часто.
   В последнее время, сказал он, ему чаще приходят в голову мысли о старости, чем о рождении. Это напомнило ему величайшую песню Джони Митчелл Both Sides Now, в которой говорится о мудрости, приходящей с возрастом: I’ve looked at life at both sides now, / From win and lose, and still somehow, / It“s life illusions I recall,I really don“t know life at all.[24] Как Гленн Гульд поступил с «Вариациями Гольдберга», так и Митчелл решила записать две версии Both Sides Now — первую в 1969-м, а вторую, мучительно медленную, в 2000 году. Джобс поставил последнюю.
   — Интересно, как люди стареют, — заметил он.
   Некоторые, добавил он, стареют неудачно — даже если еще молоды. Я спросил, кого он имеет в виду.
   — Джон Майер — один из лучших гитаристов всех времен и народов, но я боюсь, что он все испортит, — ответил Джобс. — Он совсем не управляет своей жизнью.
   Джобсу нравился Майер, и он не раз приглашал его на ужин к себе в Пало-Альто. В январе 2004 года 27-летний Майер появился на выставке Macworld, где Джобс представил программу GarageBand. После этого Майер посещал почти все выставки. Джобс поставил хит Майера — Gravity, в котором поется о влюбленном юноше, который почему-то мечтает избавиться от своей любви. Gravity is working against me, / And gravity wants to bring me down.[25] Джобс покачал головой и заметил:
   — В глубине души он хороший мальчик, вот только совсем от рук отбился.
   В конце этого совместного прослушивания я задал ему избитый вопрос: The Beatles или The Rolling Stones?
   — Если бы альбомы горели и я бы мог спасти только один из них, я бы схватил The Beatles, — ответил Джобс. — Мне было бы тяжело выбрать между The Beatles и Диланом. The Rolling Stones кто-нибудь повторит, но Дилана или The Beatles не сможет повторить никто.
   Пока он говорил о том, как нам повезло, что у нас в юности была вся эта музыка, в комнату вошел его 18-летний сын.
   — А Рид этого не понимает, — пожаловался Джобс.
   Возможно, Рид понимал — на нем была футболка с фотографией Джоан Баэз и надписью Forever Young.

Комментарии запрещены.